Дизайн-мышление

Павел: Итак, друзья добрый вечер, с вами Павел Лебедев, и мы продолжаем серию онлайн-встреч с известными людьми в сфере дизайна. И сегодня у нас в гостях очень интересный спикер, Маша Сташенко. Я ее знаю уже несколько лет.

Я познакомился с ней когда она была, и сейчас, собственно, является куратором факультета Дизайн менеджмента в Британской высшей школе дизайна. И у нее очень много разных регалий направлений, в которых она работает. И я думаю, сейчас она обо всем об этом расскажет поподробнее сама. Но для меня это человек, который собственно открыл и рассказал , что такое дизайн мышление, как это можно использовать в работе. И для многих десятков, сотен, тысяч студентов она делает тоже самое, она рассказывает, как этот принцип можно применять в работе. Итак, Маша, привет.

Маша: Привет.

Павел: Рад, что ты к нам присоединилась сегодня вечером.

Маша: Спасибо большое, Паш, за приглашение.

Павел: Можешь рассказать немного о себе. Чуть больше, чем я о тебе рассказал. Кто ты, чем ты занимаешься, кем ты работаешь, и какие у тебя сейчас наверное самые интересные проекты и дела, которыми ты гордишься.

Маша: Паш, с удовольствием расскажу. Я занимаюсь темой, связанной с дизайн-мышлением. Это одна из интерпретаций, одно из названий, которое используется в мире. С 2003 года. Так как сейчас уже 2016 год, то 13 лет опыта прошло в рамках этого подхода, я по этой дорожке прошла. И сейчас наверное больше нахожусь в рефлексивной такой, оценочной позиции, и как практикующий специалист в этой области, именно как практик, который регулярно сталкивается с этим подходом, и как в каком-то смысле теоретик или человек, который это осмысляет и делится со студентами и с открытой аудиторией, с моими находками и подходом. Я училась не только в России, но еще и в двух странах, в Германии и в Британии. И там у меня была возможность познакомиться с теми людьми, которые создавали метод, впоследствии стали авторами книг, статей на эту тему. В общем, послушать какие-то другие мнения, которые помогли мне модерировать свою практику. Сейчас я сижу в лаборатории “Wonderfull”. Это проект, который я люблю, замечательная команда людей, которые собрались здесь. Мы пытаемся практиковать дизайн-мышление. Я очень, сама по себе, в принципе, скромный человек. Что-то получается, что-то не получается, но по крайней мере, мы все делаем выводы, и двигаемся в одном направлении. “Wonderfull” – это лаборатория, которая практикует исследования образовательной практики, и разработки цифровой в сфере дизайна с применением инструментов дизайн-мышления. Наверное так. Еще, конечно же, Паша прав, я с 2008 года, уже 8 лет веду факультет дизайн-менеджмента креативного предпринимательства в Британской высшей школе дизайна. Туда приходят ребята для того, чтобы сформировать команды и сформировать свои проекты-мечты. Сейчас мы как “Wonderfull” команда, в основном, заняты тремя направлениями, прямо они у нас идут параллельно. Это исследования, с помощью применения методик дизайн-мышления и сервисного дизайна. Потому что именно в сервисном проектировании методы дизайн-мышления и человекоориентированной разработке прижились в большей степени. Это обучение, мы ведем корпоративные рабочие сессии, ворк-шопы, мастерские в области применения практик дизайн-мышления и это, собственно, проектирование. Сейчас у нас в работе два проекта в области цифровой обработки, довольно масштабный для нас, мы их осмыслить, и работаем, полный день заняты. Все, что связанно с широкомасштабными пользовательскими исследованиями, и затем проектным подходом к дизайну, проектированию, пользовательскому опыту, уже, непосредственно, к интерфейсам цифровых решений. Все в процессе, тоесть, мы не только образователи, педагоги, мыслители, но мы еще и практики, и каждый день этим занимаемся. Вот так.

Павел: Круто! А можешь на каком-то примере живом сказать, какой именно проект существует, которым ты гордишься. Прямо такой вот мощный-мощный, чтобы люди услышали про него, посмотрели и сказали: “Вау, круто!”.

Маша: Хороший очень вопрос, спасибо, Паш. Я думаю, что я на него немного с идеологической точки зрения отвечу. Я думаю, что за годы моей практики, больше десяти лет, я горжусь всеми инициативами, в которые я входила. Для меня всегда очень важна была этическая позиция проекта, его авторов, команды, результатов этого проекта. И я задавала всегда себе вопрос: “Какую пользу принесет этот проект обществу, какую пользу он принесет человеку?”. Это могут быть совсем не публичные проекты, некоммерческие, я имею ввиду, а наоборот, социальные, открытые проекты. Я спрашивала себя: “Какова моя роль в этом проекте, что я себе полезного принесу, как этот проект может улучшить чуть-чуть наш мир вокруг?”. Для меня эти вопросы всегда были основополагающими, поэтому даже самые маленькие инициативы, в которые я вовлекалась, они для меня всегда вносили большой импакт, то есть воздействие на то, что я, какой я свой вклад несу в мир. И если говорить о проектах, то, про “британку” как раз, я хочу упомянуть про проект, который все москвичи сейчас могут уже увидеть, прикоснуться к нему и даже послушать, потому что это аудиовизуальный, можно так сказать, проект. Называется он “Музыка в метро”. Московский метрополитен запустил сервис для городских музыкантов, которые теперь, в рамках прослушивания, могут получить доступ к точкам специализированным внутри станции метрополитена, в переходах метро, для того чтобы представлять свои музыкальные произведения, свой навык и свою практику. Эта деятельность расценивается как благотворительная, и теперь все граждане могут официально оставить свое пожертвование, а музыканты его также могут официально забрать, не имея конфликтов с полицией и правоохранительными органами. Такой большой сервисный сдвиг в городе стал возможен благодаря студентам-выпускникам Британской высшей школы дизайна, которые в прошлом году вышли с инициативой, и в июне 2015 года защитили диплом на эту тему. Я могу показать сейчас экран городского сервиса, который принадлежит Московскому транспортному департаменту, Московскому метрополитену. Выглядит вот так:

Screenshot_3.png

Музыка в метро, music.mosmetro.ru это страничка о сервисе. Вы видите здесь логотип Британской высшей школы дизайна. Ребята, которые его создавали, они реализовали его на основе принципов дизайн-мышления человекориентированного подхода. Я думаю, что такими инициативами город и пространство становятся чуть лучше, отношения чуть более открытыми, добрыми, позитивными. #музыкавметро ищите на facebook и других социальных сетях.

Павел: Круто. Начинаем обсуждать нашу тему, дизайн-мышление. Можешь вкратце провести ликбез для тех, кто не вкурсе. Тоесть, если я дизайнер, обладаю ли я дизайн-мышлением?

Маша: Отличный вопрос. Как говорил Дональд Норман, автор известной книги “дизайн обыденных вещей”, которая претерпела несколько изданий и которая, собственно, поднимала все эти вопросы. В своем интервью для Дизайн-менеджмент института, есть такая некоммерческая организация, академическим членом которой я являюсь. Она объединяет всех дизайн-менеджеров, которые в мире отвечают за проектирование продуктов. Самая большая такая организация. Дональд Норман говорил, что далеко не каждый дизайнер обладает дизайн-мышлением и вообще в среде дизайнеров, люди с дизайн-мышлением встречаются крайне редко. Это было интервью, если я не ошибаюсь, 2014 года. Почему он так сказал, хотя он сам относится к касте дизайнеров. Он говорит: “самому мне сложно практиковать дизайн-мышление”. Речь идет не об определенном типе мышления, а о некой практике совместной деятельности работы над проектами. Потому что, если мы переводим с английского языка слово “дизайн”, то это проектирование, а если мы говорим “мышление” – это путь, способ делание вещей. Потому что синонимом “thinking” в английском языке является “a way of doing things”, то есть то, как ты делаешь вещи, то, как ты выбираешь свой путь в пространстве и в деятельности. Соответственно, соединяя эти два термина в корректном переводе мы получаем, что это совместная прикладная практическая деятельность в области проектирования.

Павел: То есть, если перевести, это получается “совместное проектирование”?

Маша: Да, совместное проектирование, совершенно верно. Некий способ совместного проектирования. Вообще я заменяю его термином “здравый смысл”, потому что если говорить о практике совместной деятельности, то мы все примерно с самых малых лет начинаем выруливать и выбирать для себя удобные правильные корректные экологичные по отношению друг к другу и полезные способы деятельности. Если посмотреть за тем, как играют малыши, они наверное в большей степени дизайн-мыслители чем взрослые потому что у взрослых сколько идеологических заморочек в голове, сильных блокировок. А малыши зачастую выбирают нетривиальные прозрачные понятные и очень эффективные способы, которые помогают получить им результат. Дональд Норман говорил именно об этом, о том, что практика совместной деятельности, с точки зрения ценности для человека, а именно эта позиция является основополагающей для практиков метода. А что ты сделал полезного, как ты мог улучшить опыт этого конкретного человека или этой группы людей? И если у тебя это получилось сделать, ты создал нечто, с помощью практики совместной деятельности, что отвечает критериям и подходу человекориентированного дизайна. Два термина я употребляю постоянно это дизайн-мышление и человекориентировнанная разработка. Собственно, для меня они синонимы потому что когда мы говорим про дизайн-мышление мы автоматически говорим такой вопрос: “Как я могу помочь?”. Это самый главный вопрос практиков этого подхода во всем мире. Именно с этого вопроса начинается практика совместной работы. В практике делания есть много барьеров, которые возникают ежедневно. Допустим, сложно было договориться, встретилось непонимание двух сторон, выяснилось, что вы неодинаково понимаете смысл того или иного действия или термина, нет возможности провести исследования, которые нужны в этот момент, но никто не хочет тебя понять. К решению многих проблем в самых разных областях, не только в коммуникациях, но и в практике совместной работы, постарались подойти авторы метода дизайн-мышления. Официально этот метод стал развиваться с конца 60-х годов, первые публикации появились в 70-х и в 80-х годах.

Девид Келли основал компанию IDO, это американская дизайн-консалтинговая студия. Ровно с этого момента метод начинает свое путешествие. Он имеет ряд отличительных характеристик. Мы собрали гайд на русском языке для тех, кто хочет узнать о дизайн-мышлении все самое главное. Он состоит из 40 страниц, кратких страниц с презентационными материалами. Живет он на аккаунте лаборатории “Wonderfull”, поделюсь ссылкой:

https://www.slideshare.net/Wonderfull-Lab?utm_campaign=profiletracking&utm_medium=sssite&utm_source=ssslideview

Павел: Сейчас с твоих слов я понимаю, что дизайн-мышление – это подход совместной работы чтобы добиваться каких-то более выдающихся результатов, чем они были до этого. Можешь рассказать, какие результаты можно получить с этим. Ты привела в пример”Музыку в метро”, какие-то еще несколько ярких кейсов, которые бы окончательно показали, насколько это полезным может быть в работе.

Маша: Я бы на самом деле хотела бы пригласить сейчас своего коллегу, ведь что тут рассказывать, если есть живые практики дизайн-мышления, причем на международном уровне. Ты позволишь?

Павел: Да, конечно.

Маша: Отлично! К нам присоединяется Сергей Камарденков, ведущий исследовательской практики лаборатории “Wonderfull”, интерактивный дизайнер, в самом широком смысле этого слова, не только диджитал, а все, что касается интеграции с пользователями. Сереж, тебе слово.

Сергей: Всем привет, Маш, спасибо большое. Собственно, как пример, наверное, дизайн-мышление, который можно привести, который случился со мной, как с участником проекта, это студенческий проект, который я делал с моими студентами в Копенгагенском институте интерактивного дизайна в прошлом году, он называется Heat Harvest. Можете зайти на сайт sergey.design, это моё портфолио.

Screenshot_311.png

Нас попросила команда дизайнеров, которая работает с компанией IKEA, в течении двух недель придумать какую-то идею, то, что может появиться, например, в 2035 году. Мы решили в первую очередь обратиться к людям. Мы вышли на улицы города Копенгагена, и мы начали задавать вопросы о том, как люди видят себя, в первую очередь, в 2035 году, как жизнь изменится, как их дом изменится. И мы использовали эти ответы для того, чтобы придумать то, что будет иметь смысл, приносить пользу. Идея Heat Harvest в том, что это стол, на самом деле, любая поверхность, которая умеет заряжать какие-то устройства. Мы от дизайн-мышления, на самом деле, здесь взяли очень много, не только то, что мы услышали от людей на улицах. Идет постоянный диалог, взаимодействие друг с другом.

Screenshot_3222.png

Маша: Я бы хотела еще о проекте добавить пару слов, суть в том, что это стол, который превращает тепловую энергию, например, в горячие чашки или чайника, которые стоят на поверхности, в энергию. Ее можно отдать потом, например, аккумулятору вашего телефона. Этот проект сейчас очень активно продвигает лаборатория инноваций IKEA, которая запустила совместный проект с IBM и британским ресурсом Design Week, об инновациях. Вот те самые глобальные инициативы, которые создают российские дизайнеры.

Павел: Прикольно. Слушай, Маш, можно еще вопрос, а где еще это может применяться? То есть, в проектировании каких-то вещей, это позволяет создать классный продукт, который будет востребован. Где еще ты видишь в узких местах сейчас актуально применение дизайн-мышления?

Маша: Дизайн-мышление, как я сказала, это некий подход к совместной деятельности. Наиболее активно он прижился в сервисном проектировании и в проектировании информационных решений, связанных с интерактивным дизайном, UX UI. Это как раз то, чем мы занимаемся, и спрос мы получаем от клиентов. Что здесь из дизайн-мышления полезно.

Павел: Можешь прежде чем говорить о том, что полезно, рассказать в целом, из каких частей состоит именно проектирование по принципу дизайн-мышления.

Маша: Да, вот это диаграмма двойного алмаз -4-638.jpg

В общем, история про дизайн-мышление заключается в том, что мы используем два типа мыслительных процессов. Мыслительные процессы, которые связаны с дивергенцией, разширением. Первая часть заключается в том, чтобы походить вокруг до окола пользовательского опыта и рынка, то есть раскрыть те понятия, гипотезы и проблемы, которые привели нас к этому заданию. Вторая часть связана с тем, что мы проводим конвергенцию, мы фокусируемся на каком-то конкретном смысле. Здесь происходят прорывы, инсайты, знания о том, о чем мы раньше не знали, мы получаем эти инсайты от пользователей. И мы можем заняться разработкой. В конце концов, мы сфокусировались на чем-то и все пошли в одном направлении, реализации продукта. Эта диаграмма лежит в основе здравого смысла в подходе к проектированию. Если говорить о дизайн-мышлении, то здесь есть несколько отличительных элементов, которые мы используем. Можно уже к ним перейти, да, Паш?

Павел: Давай, с удовольствием.

Маша: Первый элемент методики это эмпатия, проявление сопереживания пользователя. Я думаю, Сережа, как ведущий исследовательской практики, может прокомментировать это. Он занимается эмпатией 24 часа, по-моему, в сутки.

Сергей: Да, приходится. Мы должны в нашем дизайн-процессе проявлять какое-то сочувствие, мы должны проникнуться той проблемой, с которой сталкиваются наши пользователи чтобы понять как ее правильно решить. Непосредственно на встрече с человеком мы слушаем его очень внимательно, перенимаем его жизненный опыт, ситуации, с которыми он сталкивается, и уже из этого сопереживания мы лучше понимаем, в чем, собственно, загвоздка. Что нужно придумать, создать, исправить.

Маша: Еще один отличительный инструмент дизайн-мышления это прототипирование. Мы очень быстро что-то тестируем. Попробуйте сделать так, возможно идея трансформируется, эволюционирует или умрет еще даже не начавшись, и не будет беспокоить вас. Мы используем прототипирование с помощью Sketch, Illustrator и даже маркера с бумагой.

Павел: Вопрос от нашей слушательницы Татьяны: “Как начать работу, чтобы все закончилось хорошо, применяя дизайн-мышление?”.

Маша: Может стоит почитать прекрасную книгу “Думай как дизайнер. Дизайн-мышление для менеджеров”. Мне кажется, она не совсем для менеджеров здесь, а в принципе, для людей, которые увлекаются дизайн-мышлением, для того, чтобы понять, как же устроен этот процесс. Здесь очень хорошая схематизация. Я являюсь научным редактором этого издания, которое вышло в 2015 году в издательстве “Манн, Иванов и Фербер”. Очень советую. Жанна Лидтка и Тим Огилви “Думай как дизайнер”.

Павел: У меня есть уместный вопрос от Павла: “Назовите артефакты, создаваемые в процессе дизайн-мышления”.

Сергей: Для начала, важно отметить, что многие артефакты рождаются по ходу работы. Здесь нет какого-то набора вещей, к которому нужно обязательно стремиться. Здесь нужно всегда быть открытым к чему-то новому, к какому-то новому способу передачи информации. Если мы говорим о пользовательских исследованиях, то естественно наблюдения, которые часто записываются на бумаге, они развешиваются на досках. Это один из артефактов, который живет и эволюционирует, взаимодействует с другими, создавая различные группы и структуры.

Маша: Также это сервис Journey Map, сервисное путешествие пользователя, карта. А ей предшествует еще одна карта, Customer Journey Map, то есть пользовательское путешествие как оно есть сейчас. На основе которого уже проектируется карта сервисного сценария или Service Scenario Planning. Самое главное, что нет какой-либо идеи или какого-нибудь проекта, который бы не соприкасался с пользователями, конечными покупателями и потребителями без дизайн-оболочки. Мы не можем потрогать банковский сервис, мы можем к нему прикоснуться только исключительно через интерактивную среду, например, интернет-банк, или рекламные коммуникации или пространство офиса, в этом и есть банковский сервис. Поэтому многие предприниматели сейчас уже понимают, что все, что они делают, их бизнес – это и есть дизайн.

Павел: Хороший ответ, по-моему. Но у меня здесь еще ребята из полиграфии, которые спрашивают, как можно применять дизайн-мышление в полиграфии? Это Дмитрий задает вопрос. Можно еще один пример из этой области?

Маша: Я помню свое начало карьеры, я работала в области брендинга, коммуникационного дизайна. И мы работали очень активно с упаковками. Я как автор идеи контролировала процесс печати на флексографическом предприятии. И вот стоит конкретный инженер у конкретной печатной машины и спрашивает “Как красить будем, хозяйка?”. Вот, и мы с ним вместе применяли дизайн-мышление чтобы таким образом задать цветовые схемы, несмотря на то, что это все фактически автоматизировано, очень много ручных хитрых элементов для того, чтобы получилось такое проектирование, я бы сказала человекоориентированное проектирование, лучшего вида, лучше и быстрее напечатать, чтобы ни мне, ни инженеру больше не было головной боли. Вот таким образом мы применяли дизайн-мышление. Если говорить об изготовлении типографских полиграфических макетов каких-то дизайнерских, то здесь очень многое можно сделать в области вовлечения клиента в совместное проектирование, отслеживание ведения проекта для того чтобы уйти от последовательной модели “водопада” в процесс совместного быстрого интерактивного проектирования, в который вовлечены все. Здесь много пространства для того чтобы выстроить предварительную формулировку ТЗ таким образом интерактивного взаимодействия с клиентом чтобы избегнуть многих проблем на следующих этапах. я думаю, что здесь много пространства для творчества.

Павел: А можешь какой-то пример привести, Влад спрашивает: “Как применять его в разработке логотипа?”. То есть, это важная тема, где его можно применить и как?

Маша: Я думаю, что прекрасны те логотипы, которые создают моментальную эмоциональную связь или несут глубокий смысл о той полезности, которую предоставляет сервис или продукт. Мне кажется, что в этом заключается задача человекоориентированного подхода в проектировании логотипов, а для этого используются все инструменты дизайн-мышления: эмпатию, этнографические исследования, беседы с пользователями. Я думаю, что здесь можно создать много творческих методик, которые помогают оценить проектирование дизайнерское и направить его в определенном русле.

Сергей: Я позволю себе вернуться к теме работы над проектом для IKEA, как мы использовали там дизайн-мышление как вдохновение. То есть, не важно, на самом деле, что мы создаем, логотип, одежду, интерьер или экстерьер какого-то здания, нам как создателям нужно всегда вдохновение. Иногда у нас получается черпать его изнутри или из нашего окружения, но по моему опыту, я могу сказать, что новые крутые идеи действительно возникают, когда ты немного дальше идешь в своем исследовании. И именно в этом заключается возможность использования дизайн-мышления, когда ты идешь к людям и вдохновляешься от того, что они говорят, как они себя ведут. Может тебя даже жест человека вдохновит на какую-то идею.

Маша: Поддерживаю.

Павел: Маш, может у тебя есть примеры, кто уже применяет в России метод дизайн-мышления в своей работе? Может ты знаешь какие-то компании или дизайн-группы, помимо “Wonderfull” и “Росатома”, кто еще?

Маша: Прекрасный вопрос. Наверное, я знаю хорошо тех, с кем я соприкасалась, в частности, вы наверняка знаете Альфа-Лабораторию, информационное подразделение по проектированию цифровых сервисов Альфа-Банка. Ребята очень активно применяют дизайн-мышление, он интегрирован в их процесс. Это компания SAP, это генеральный спонсор развития дизайн-мышления во всем мире, они стали теми, кто создал вместе с Девидом Келли школу дизайн-мышления. В России многие сейчас начинают использовать дизайн-мышление, я знаю, что это банковская индустрия, повально, это Сбербанк, безусловно. Нельзя не удивиться, как изменился цифровой и физический банк в плане офисов, построения интерактивных сервисов за последние годы. Я думаю, что здесь наиболее полно и масштабно раскрыта тема дизайн-мышления.

Павел: Маш, еще один вопрос от меня, какие есть альтернативы дизайн-мышлению и чем они могут быть лучше или хуже?

Маша: Мне кажется, что дизайн-мышление – это, в принципе, один из методов вообще подхода к проектированию, и все другие методы, в которые верят наши слушатели и думают, и знают, что они работают, также прекрасны. Если говорить о дизайн-мышление, то для меня здесь есть одно очень важное зерно, это человекоориентированная разработка. Я считаю, что во главе угла всегда должна стоять конкретная польза для человека, который нуждается в ней. Все, кто верит в пользу конкретного человека, присоединяйтесь к нашим рядам.

Павел: Понятно. А как тогда учитывается бизнесориетированная разработка, потому что помимо пользы для человека, конкретного пользователя, должна быть какая-то польза для компании, которая это все делает. Как это все учитывается при разработке?

Маша: Есть такая гипотеза, которая раз за разом оправдывается, что если мы сделаем что-то полезное для человека, это будет ему действительно нужно и важно, понимает он это или не понимает, он будет за этим тянуться и пользоваться этим. Это значит, что создается канал для того, чтобы создать бизнес-ценность. Если мы говорим о распространенной модели Business Model Canvas Александра Остервальдера, то во главе его стоит ценностное предложение для человека, которое создается во многом благодаря инструментам дизайн-мышления, глубокого погружения в опыт человека.

Павел: Вопрос от Вовы: “Развивается ли в Украине, хоть каким-то образом, дизайн-мышление?”. Есть ли у тебя какие-то примеры на этот счет?

Маша: На сколько я знаю, сейчас Украина вообще прошла такой интересный экономический и политический период. Там много экспертов и компаний, представителей глобального сообщества, которые, конечно же занесли этот вирус на территорию Украины. Да, в Украине дизайн-мышление тоже развивается.

Павел: Вопрос от меня, где границы применимости дизайн-мышления?

Маша: Я таких не знаю.

Павел: Хороший ответ! И твое определение антонимы дизайн-мышления, это какой подход?

Маша: Я думаю, это когда во главе проектирования стоят интересы некой абстрактной системы. То есть, например, это обозначено в ценностях нашей корпорации и это интересно нашей компании, поэтому мы будем это делать. Когда субъект получения ценности не персонализирован это значит, что она создается ни для кого, и мы автоматически входим в зону манипуляции со смыслом. Потому что в это пустое место может быть осуществлена постановка абсолютно любых интересов и ценностей, помимо ценностей и интересов человека. Тогда для меня, наверное, это будет антагонистический подход. Собственно я в этом смысле таким образом сильно испытываю любовь и приязнь к методике дизайн-мышления потому что это просто про человека.

Павел: Как, ты видишь, в дальнейшем будет развиваться дизайн-мышление?

Маша: Очень интересно. Прежде я хочу сказать, что все названия методов, которыми мы сейчас оперировали, это временная мода. Они приходят и уходят, остается здравый смысл, на который мы можем ориентироваться. Я думаю, если мы сейчас живем в эру человекоориентированного дизайна, то фактически сейчас мы плавно переходим в эру когда дизайн человекоориентированное проектирование будет настолько комплексным, насколько можно отойти от конкретного объекта, продукта и сервиса, и подумать о том, как интересы пользователя человека будет учитываться в огромные сети взаимодействия объектов друг с другом вашего мобильного телефона и автомобиля, автомобиля и кафе, в которое вы сейчас едете, вашего счета в налоговой и социального аккаунта. Все это сейчас развивается прямо у нас в Москве и в России, и в других городах и странах. Мы можем это почувствовать в большей или меньшей степени. Но тогда уже дизайнеры будут мыслить в терминах взаимодействия в формате искусственного интеллекта. Нужно будет не потерять интересы человека во взаимодействии машин друг с другом.

Павел: Круто! Спасибо вам большое ребят за то что вы так полно и много ответили на все наши вопросы. Всем пока, до скорых встреч.